August 21st, 2019

В шапке

Тоталитарен ли либерализм?

Тоталитари́зм (от лат. totalis — весь, целый, полный; лат. totalitas — цельность, полнота) — политический режим, подразумевающий полнейший (тотальный) контроль государства над всеми аспектами общественной и частной жизни.
Либеральный пропагандистский ресурс Википедия.

В последнее время многие заметили то, что либеральная политика мало чем отличается от политики тоталитаризма. Что же случилось с нашими либералами? Этим же вопросом задался и я, пытаясь найти ответ на вопрос, что же заставляет их бросаться в противоположную идеологическую крайность? И зашёл в тупик, пока меня не осенило: с либералами ничего не случилось, случилось с нами -- мы стали другими.

С нами всё понятно, мы были тоталитарным обществом. А либералы? И они были тоталитарным обществом! Ибо либералы и выросли из тоталитаризма. Следует задуматься над тем, что тоталитаризм не возник в двадцатые годы прошлого века, как пишет Википедия, а тоталитаризмом были пронизаны как средневековые века, так и эпоха просвещения. Стоит лишь убрать ложное противопоставление "государство" и "общество". Само общество было тоталитарным.

В то время предписывалось всё, как верить, что и как носить, что читать, что нельзя читать, как вести хозяйство, как вести бизнес, как рисовать картины. Не было ни одной области человеческой деятельности, которая бы не была регламентирована. Отступники карались жестоко, их вешали, сжигали, бросали в тюрьмы, отрубали им головы, их изгоняли или сажали в дом сумасшедших, где те подвергались пыткам.

Год за годом учеников заставляли в школе учить одни и те же предметы и следовать одинаковым правилам. В результате железной (невидимой) рукой общество воспитывало поколение за поколением людей, прививая им одинаковый культурный контекст и одинаковые правила поведения, жестоко карая отступников. И на этой почве возрос также и либерализм. О, да, идеи индивидуальной свободы захватили умы, но сама либеральная субкультура жила по тем же законам тоталитарного общества.

Были несколько авторитетов, проповедующих личную свободу, были последователи следовавшие за ними, но это была свобода косяка рыб, когда косяк вдруг молниеносно меняет направление, действуя абсолютно слажено, как единое целое, хотя решение принимается отдельной особью. Выросшие в тоталитарном обществе, впитавшие в себя с молоком матери правила поведения, они продолжали эти традиции и дальше -- было только одно правильное мнение, остальные жестоко преследовались.

Другое дело, что на фоне тоталитарного общества любая другая идея смотрелась альтернативой и рождала иллюзию выбора. Вперёд, к индивидуальной свободе. Все вместе. Строем. Одним косяком. В этом и заключался успех либеральной экономики: когда каждый индивидуум принимает решение нужным образом, ведёт себя должным образом, то все вместе единым порывом достигают высоких вершин. И, казалось бы, вот он секрет успеха -- в индивидуальной свободе. Которая с тех пор начала пропагандироваться на каждом углу, поколение за поколением. Без вариантов.

Но, как учит Гегель, в каждой системе есть нечто, что разрушит её. Так произошло и с либерализмом, и самое парадоксальное, что кощеевой иглой оказалась индивидуальная свобода, наивысшая ценность либерализма. В тот момент, когда либералы праздновали победу и объявили о конце истории, произошла катастрофа, ужасная и (пока) необратимая -- изменились мы. Мы отошли от тоталитаризма и приняли личную свободу каждого.

И когда-то некогда единое культурное пространство, поддерживаемая железной рукой, рассыпалось. Возникло масса субкультур, которые не пересекаются между собой. Школьная программа не является более единственной для всех. Нет обязательных книг для прочтения. Нет авторитетов. Нет единого стиля жизни, как и её смысла. К этому либералы были абсолютно не готовы, они собрались возглавить тоталитарное общество, а им приходится теперь жёстко конкурировать с другими, и с главным вопросом к ним: а зачем вы нам, если мы и так делаем всё, что захотим и живём как хотим?

В этом и заключается ответ. Не либералы вдруг изменились, а мы изменились. Стали свободными, разнообразными, самостоятельными. И теперь либералы пытаются загнать общества обратно, чтобы стало всё как было, вернуть старый добрый тоталитаризм, когда каждый был обязан делать то, что ему сказали, карая жестоко отступников. Отсюда и непримиримая риторика, и насаждение одного образа жизни, и обязательные парады -- общество должно стать снова тоталитарным. А не свободным. Либеральным. Счастливым.
В шапке

Про убийство в Екатеринбурге

Глубоко убеждён, что погибшие в аварии, которая произошла по вине существенного превышения скорости, являются убитыми. А водитель, соответсвенно, должен рассматриваться как убийца. Неважно, пьянный он был или трезвый. Это может усугубить усугубить вину. Но проходить он должен по статье "убийство по неосторожности", исклучающей условное наказание.

Гнал, убил людей, всё, виноват. Без вариантов.